22.02.2018
Асан Билялов: «Президент тоже чабан»

- Асан агъа, что вы сегодня слушали перед нашей встречей?

- Вы сказали певец, значит, работаю постоянно, слушаю песни - то, что мне нужно для профессиональной деятельности. В данный момент у нас в театре готовятся концерты, пока не буду говорить что, но там будут исполняться классические песни, современная классика тоже будет. В основном это я и слушаю, этим занимаюсь. Открою маленький такой секретик: одна из песен, которая ну очень мне нравится «Ария Призрака» из произведения Андре Вебера «Призрак оперы». Если я не слушаю какие-то западные, классические, джазовые песни, крымскотатарские песни, то узбекские слушаю, тюркскую музыку. Очень часто слушаю украинские песни, народные, не современные - где какой-то ширпотреб идет, а именно народные. В последнее время открыл в себе тягу к фольклору, не только крымскотатарскому.

 

- Вы стараетесь своим дочерям привить какой-то музыкальный вкус?

- Ну вы знаете, ребенку привьется та музыка, которая будет слушаться дома, то есть ни для кого не секрет, что я долгое время работал в ресторане. Просто как пример приведу. Когда в 90-е вышла песня «Аиша», мне надо было ее для ресторана выучить. И я дня 3-4 дома слушал, слушал, текст переписывал, и вот у меня где-то на 2-й день дети запели «Аишу». К чему я это говорю: все зависит от родителей, от той информации, которую будут слушать родители, если я буду слушать панк-рок, дети тоже вырастут на панк-роке. Кстати, у меня есть один знакомый, мой хороший друг, солист ансамбля «Минарет». Он сыну своего усыпляет: вместо колыбельной ставит записи Алим-агъа Османова - реальный факт.

 

- Помогает?

- Помогает, конечно, мало того, усыпляет - этот мальчик когда вырастет, Иншаллах, у него будет багаж информации фольклора.

 

- Скажите, среди ресторанной публики есть ценители искусства?

- Какого?

 

- Высокого, народного, фольклорного…

- Высокого есть. Фольклорного есть.

 

- Ну вы ж, знаете, когда публика подшофе…

- Подшофе знаете как идет «Мистер Икс». Все зависит от публики - есть такие, которые заказывают: «Я беременна - это временно», есть такие, которые попросят «Тореодора».

 

- Мы сейчас говорим о публике той - классической, не той, которая собирается в ресторанах, скажем так 90-х.,не свадьбы,которые сейчас проводятся-это совершенно другое

- Так получается, что там, где работают крымские татары, туда приходят крымские татары. Получается двоякий репертуар-шансон «Белый лебедь на пруду», а с другой стороны «Бахчисарай аралыкълары», «Мейхане».

 

- Самый необычный заказ, который вам пришлось выполнить?

- В ресторане именно?

 

- Да-да в ресторане.

- Будет пахнуть политикой (смеется).

 

- Гимн?

- Нет.

 

- А что?

- Работаем на (улице) Трубаченко - это где-то 97-98-й год, там работала Салие ханум, она сейчас работает в другом месте, работали в группе «Крым-Транзит». И вот подходит к нам кореец - это не секрет, что в ресторане за деньги работают, - дает деньги и говорит: «Спойте песню про котят» - это самый необычный заказ. 

 

- А что именно за песня?

- Вот именно, начинаю крутить в памяти, предложили «Черный кот». Нет, про котят. Короче говоря, выясняется «Хотят ли русские войны». Это реальный случай.

 

- И сколько Вам заплатили?

- Ой, сейчас не помню.

 

- Самый большой гонорар за одну песню?

- Это было 100 долларов. В 1994 году я приехал, в 97 году выехал на море работать в Рыбачье. Подходит клиент, говорит, что если вы поете - я плачу, я если вы не поете - я у вас беру эти деньги. Мы так подумали и решили давайте рискнем. «Лашата ми кантари» - Тото Кутуньо. Заработали 100 долларов.

 

- Песни зарубежных исполнителей - вы их понимаете?

-Нет.

 

- А как?

- Как-то в основном на слух воспроизвожу. Вот про оперу Вебера, чтобы передать тот психологический посыл, арию просмотрел в контексте фильма - непосредственно кусок клипа, что он хотел сказать, автор и исполнитель. Я не носитель этого языка. Я слушаю мэтров, смотрю фильмы. Первый раз смотрел на проекте, мне тогда Злата Огневич посоветовала: «Асан, посмотри от начала и до конца, чтобы понять этот психологический посыл». Я посмотрел Арию я просмотрел и ничего не понятно. Когда смотришь в контексте фильма, как клип какой-то, тогда ты начинаешь немного понимать, на ассоциациях, что хотел сказать автор и исполнитель.

 

- Образ байкера. Вы его сами избрали или кто-то подсказал? Что вас натолкнуло на это?

- Байкер без мотоцикла (смеется). Натолкнуло меня на это исполнение песни «Вьюга» на проекте.

 

- О каком проекте идет речь? 

- «Народна Зірка».

 

- «Народна Зірка»,который тогда выходил на телеканале Украина. 

- Да, тогда я ничего не понял, почему мы на байкеров выходили тогда, потому что байкерского там ничего не было. Кстати, Владимир Юрьевич Быстряков тогда тоже сказал, что не видит ничего байкерского. Причем тут байкеры и причем тут вьюга. Замыслы режиссера. Вы на телевидении работаете - сами знаете, только режиссер и поймет. Для того, чтобы снять скетч к этому выступлению, в Киеве нашли ребят байкеров, целый день мы с ними катались, даже записи какие-то на проекте есть. Я настолько кайфанул от мотоцикла, от общения пацанов, казалось бы брутальный мачо, рокеры. Но я не услышал от них не одного мата, ни одного мата. И разговор был хороший, нормальный - не на уровне какого-то кишлака. Когда мы прокатились по Киеву на мотоциклах, все уступали нам дорогу. Мотоцикл едет - скорость, ветер. Все - я заболел мотоциклом. Но пока спонсора нету, к сожалению, который купил бы мне мотоцикл.

- А какой бы вы мотоцикл хотели?

- Ну, классику - «Харлей», не так, чтобы летать, спортивную. Я за скоростью не гонюсь. Я гонюсь за шиком в мотоцикле.

 

- К Вам байкеры не обращались, местные, крымские или симферопольские?

- Нет.

 

- Учитывая то, что это движение получило какой-то политический смысл.

- Нынешние крымские байкеры, если даже обратятся, я им скажу, Нет ребятки, я лучше надену чапан и забуду, кто такой рокер, байкер, именно крымским.

 

-А если будут не крымские?

- Если не будут крымские, я с удовольствием.

 

- Асан-агъа,расскажите про чапан?

- Про чапан в общем или про этот чапан?

 

- Про этот. И еще наверно есть. Рассказывать в общем нечего, кроме того, что я его взял в ноябре (2017 года), когда был в последнем концерте в Узбекистане. Вот тогда я его взял и сейчас использую вместо зимней одежды.

 

- Раз пуховик вы не носите…

- Зачем, я же не китаец, я же татарин, я же тюрк. Поэтому я хожу в тюркской одежде. Причем очень тепло, очень замечательно. А у меня есть другой чапан, я могу рассказать - домашний чапан, ему уже 7лет. Этот чапан мне подарили на « Народной Зірке», именно этот чапан попал на канал «Украина», там тоже был момент, видимо, по нашей ментальности, они никак не могли придумать историю с участником проекта, сейчас-то уже можно об этом говорить, какую то историю, скетч они придумали, что надо украсть у меня чапан. Я же там тоже с чапана не вылазил, именно этот чапан украден был. И мы его очень долго искали.

 

- На Вас сейчас кожаная куртка, в которой вы всегда выступаете, ее даже обыгрывают в юмористических программах. Что эта за куртка, откуда она?

- Ой, эта куртка одна из первых покупок после того, как я получил приз. Талисманом не могу назвать, потому, что в Исламе нет такого. Моя куртка, из которой я практически не вылазу. Я в ней бываю и на выступлениях, и сценическая одежда, и каждодневная, и уличная. Повседневная.

 

- Вы не хотели бы с ней расстаться на сцене. Сменить образ?

- Нет. Если я пою, что-то не классическое, то я такой, как сейчас и на сцене. Если я пою связанное с классикой, то я надеваю простой пиджачный план или смокинг.

 

- Термин «чабанизм» что для вас это значит?

- Чабанизм…

 

- Да.

- Человек, который помогает людям кормить их, занимается нормальной деятельностью. Чабанизм - отрицательный момент, который приписывается…

 

- Да, я об этом.

- Он приписывается не нашими, ни тюрками, ни татарами, ни узбеками - этот термин навязывается из вне. Кто-такой чабан? Человек, который ведет за собой людей. Президент тоже чабан, если так вот утрировать, ведет за собой стадо…

 

- Бараны?

- Ну, не совсем так. Он чабан ведет людей куда-то… Ну опять-таки, все Пророки были чабанами. Ну попробуйте на Мухамеда (салялаху алейхим ве селям) или Иссуса, вы можете им дать термин «чабанизм», он чабан, но не в том смысле, который вкладывают сейчас.

 

- Вы выступаете на крымскотатарских свадьбах? Я хотел бы спросить Вас, как звезду, даже всеукраинского масштаба…

- Я не всеукраинского масштаба.

 

- Хорошо, крымского масштаба. Некоторые принципиально не выступают, так считают, что это не их уровень. Где это грань, которую вы не можете переступить?

- Я скажу про другое. Так получилось, что у многих известных крымскотатарських певцов, артистов, нету выхода на людей, отсутствуют площадки - нормальные, достойные. Именно для крымских татар.

 

- Вы имеете ввиду, что нет театров, сцен, клубов или не ходят зрители?

- Театр есть. Ансамбль «Къырым» - это ансамбль «Крым», ансамбль «Хайтарма», это ансамбль «Хайтарма» - это исключительно фольклор, но не хочется останавливаться на чем-то одном. Я имею ввиду те проекты, которые были. Большие площадки «Шелляле», это «Пешраф». Другое дело, что они сделали, люди, которые руководили этим, я имею ввиду, что они похоронили их.Честно говорю, как музыкант, как певец похоронили они эти проекты, убили - хотя проекты были «бомбовские». Таких людей мало, как Джемиль Кариков – он крымскотатарский фольклор расскажет от «А» до «Я». Крымскотатарская свадьба - она дает в первую очередь подпитку нам, музыкантам – выискивать, что-то новое, открывать, искать другие новые архивы. Джемиль агъа ездил по деревням собирал песни у бабушек и дедушек, сейчас такого нет. Свадьба - это простая банальная меркантильность, потому что зарплаты это…

 

- Сколько получает в среднем работник театра? Предположим 15-20 тысяч рублей.

- Информация закрыта. Все зависит от опыта работы ,от стажа работы, от количества выступлений…

 

-Хорошо, а какая минимальная?

- Тоже не буду называть. Минимальная в России -7 200 (смеется).

 

- Вот столько может бать стоить одно выступление на свадьбе, да?

- Ну, опять-таки - зависит от уровня артиста. Даже самая минимальная там не будет, от 8 и ушел…

 

- Почему такой разрыв от 8 тысяч - это 4-5 тысяч гривен, ну я к тому, что у нас аудитория разная. Почему такой разрыв между зарплатой за месяц и одним выступлением за вечер, а причем выступлений может быть несколько?

- Я не знаю… 

 

- Лучший исполнитель крымскотатарского народа?

- Всех времен и народов? Ого-го… Сабрие Эреджепова, Эдие Топчи, Алим агъа Османов.

 

-Назовите вашу любимую крымскотатарскую композицию?

- Все. Все, что благозвучно, все, что гармонично, все, что не диссонирует.

 

- Назовите трех величайших исполнителей мирового масштаба.

(смеется) Ой, не знаю. Шаляпин, например, Муслим Магомаев, Робертино Лоретти.

 

- А сейчас, что чаще заказывают на крымскотатарских свадьбах?

- Оооооо…это вопрос больной, не просто больной, была бы моя воля, просто-напросто поставил бы человека с дубинкой - возле того, кто принимает заказ. Ничего не имею против Верки Сердючки, ничего не имею против легкой попсовой музыки, но у нас есть место «общий танец», где будут ставить, я не имею ничего против, но когда идет наша национальная музыка и заказывают ту же самую Верку Сердючку… Легкую музыку. Или последние три года пошло еще хуже – засилье кавказского шансона. Я ничего не имею против кавказской песни, тот же самый Рашид Бейбутов, например, но когда идет как…

 

- «Лада Седан»?

- О «Лада Седан» это вообще, даже не хочется поднимать баклажан, «патылджан хайтармасы» я называю. Блин, «Я серце дьяволу отдам»… Тимур Темиров ее поет, не помню даже… «Черные глаза»…

 

- А вы исполняете, если вам заказывают?

- Нет, я ставлю плюса, не пою «кайфуем».

 

- «Самарканд», «Ташкент» не поете?

- Нет, нет, ребятки, если вы ностальгируете по Узбекистану, я тоже ностальгирую, я тоже с удовольствием езжу туда, кстати, недавно там был.

- У вас был сольный концерт?

 - Нет, я ездил с Сейтаблой Меметовым, там работали, плюс работали дети тамошнии с деаспоры. Вернемся назад - ностальгируете по этим песням, есть общий танец или у себя дома сидите слушайте. Вот, например, я делал дочери свадьбу, я очень кайфую от узбекской песни. Шерали Джураев - для меня один, я пою узбекские песни, я вырос на этом, могу петь, как они с распевом «оооооо» - один в один. Я просыпался от того, что у нас над входом было местное радио и «трам-трам Ассалому Аллейкум, азиз достлар!» И там шли чисто узбекские песни, они настолько у меня сели… 

Возвращаясь к началу нашего разговора - я их слушаю дома. Вот когда я ностальгирую по Узбекистану, где друзей много, где прошло мое детство - там в Андижане, но я ни в коем случае не пропагандирую для крымскотатарской молодежи.

 

- Может быть причина в том, что мы не можем заполнить этот вакуум и люди обращают внимание на Кавказ и ностальгируют по Узбекистану?

- Не знаю, может быть и здесь собака зарыта. Есть вина и наша - исполнительская. Вот, например, Ролан работает. Бомба - то, что он делает, что-то новое, но при этом остается в крымскотатарском «коридоре» культуры.

 

- То же самое можно сказать про Изета Аблязова, который брал фольклорные мотивы и использовал под современный.

- Да, то же самое, но этого мало. Перепевать румынские песни, например, как это делает… не буду имя называть (смеется).

 

- Асан агъа, а может ли крымскотатарская музыка стать популярной среди турков, народов Кавказа, узбеков?

- Может, может.

 

- Что для этого надо?

- Для этого нужно…Ой, сейчас турецкие товарищи на меня обидятся. Нужно с Крыма приглашать не одних и тех же 2-3-х (артистов), и за это «спасибо - сагъ олсунлар. Московские (последнее время меня там не бывает) приглашают самых разных и правильно делают. В Турцию у нас ездят одни и те же… Например, Ролан (Салимов) – я его очень сильно уважаю, но когда он был последний раз в Турции со своими песнями?

 

- Мне сложно сказать.

- И мне сложно сказать, хотя его песни, его аранжировки, спокойно могут конкурировать по популярности с румынскими, болгарскими.

 

- События, которые происходят, они должны отражаться в песне?

- Однозначно, например, взять такого нашего национального героя, как Алим Айдамакъ, сколько песен о нем? Огромное количество. Я ответил?

 

- Я имею ввиду современные события, которые происходят на наших глазах.

- Современные события, так получается, что наш крымскотатарский народ последние 300 лет живет в таких событиях, которые не надо писать, надо вспомнить.

 

- Параллели можно проводить смело.

- Например, «Татарлыгъым» - события, которые там писались, можно смело ставить между прошлым и нынешним.

 

- С кем бы вы хотели спеть в дуэте?

- (смеется) Монсеррат Кабалье.

 

- Почему она?

- (смеется) Сейчас скажут: «зазвездился».

 

- Вакарчук или Шевчук?

- Кузьма.

 

- Вы выступали когда-нибудь в нетрезвом виде?

- Вопрос на засыпку. Да, было такое дело на «Шелляле», я еще в оркестровую яму чуть не упал. У меня тогда были другие мысли.

 

- Приходилось алкоголь употреблять?

- Нет, нет и еще раз нет. Мы мусульмане, нам это нельзя - харам.

 

- Если вас спросят в узком кругу спеть, что вы исполняете?

- Крымскотатарские народные песни, потому что узкий круг - крымские татары, но бывает, что пою на украинском языке. Например: «Рідна мати моя», «Чорнобривці».

 

- Исполните первое, что вам пришло на ум сейчас?

 «Татарлыгъым…», «Рідна мати моя…», «Черный ворон…»

 

- В чем заключается национальная идея крымских татар?

- Национальная идея крымских татар, в первую очередь, ощутить себя крымским татарином. Называйте, как хотите – къырымлы, крымские татары. Одинаково трепетно отношусь к самим названием крымские татары, къырымлы. То и то мне дорого. Наша национальная идея, в первую очередь, наша молодежь научить и заставить ощутить себя частью своего народа. Любой молодой человек, спроси у него, кто он - скажет гордо, ударяя себя в грудь: «я крымский татарин», но при этом будет делать такие вещи…, совершенно неприемлемые для крымских татар. Второе, пользуясь случаем, хочу всему народу сказать, что для нас сейчас в январе 2018 года должна пропасть та грань, которая появилась после 2014 года.

 

- Какая грань?

- Да вот - они материковые. Даже новое слово появилось «материковые».

 

- Материковые украинские…

- Материковые крымские татары. 

 

- То есть идет разделение?

- Не то что разделение.

 

- Как упрек?

- Не то, что упрек. Пока что этого нет, но оно уже есть. Далеко не будем ходить. Я делаю эту грань между турецкими, румынскими, узбекскими, московскими и между крымскими татарами. Я четко провожу грань, если вы там сидите, то приезжайте сюда и бейте себя в грудь, живите тут, если вы крымские татары. Но это ни в коем случае не касается тех, кто вынужден был уехать отсюда: кто по учебе, кто по семейным обстоятельствам. Появился запах недоверия к тем татарам, что на материке. Недоверия в каком плане? Много молодежи уехало учиться из Крыма, но если процентов 40 вернется в Крым – поднимать Крым и поднимать крымскотатарский народ, Аллаhа шукур.

 

- Скажите межетнические браки это «плюс» или «минус»?

- В силу своего брака я считаю, что «плюс».

 

- В чем он заключается?

- Не являясь крымской татаркой, моя жена Елена Степановна - она приняла все крымскотатарское, она настоящая русская женщина, не то что сейчас, это русский человек – женщина.

 

-А как вы к ней обращаетесь? 

- Апай.

 

-А как она к вам?

-Асан. Давайте остановимся на том, что мальчик может по Исламу взять в жены христианку или иудейку, но выдать дочь за не мусульманина он не может. Такое мое отношение. Я женился на русской девушке – у меня дети крымские татары. 

 

- Как зовут дочерей? 

- Эльвина и Эмилия. Задайте им вопрос:  «кто они?» – и они вам скажут «крымские татарки», потому что отец крымский татарин.

 

- Скажите, а вы наблюдаете разделение внутри крымскотатарского этноса по месту происхождения? Говорят – ты ялыбойский, ты тат…

- О-о-о. Я родился в 1970 году в Андижане и видел положение, как у крымских татар на 100 человек было 5… Крымские это такой замечательный этнос, такой симбиоз из многих рас, культур, среди – этих пятерых, по-любому: один был – гот, один – ногай, один – тат, один –  бахчисарай… И если бы мы тогда говорили: «ты мясо кушаешь, ты капусту», то мы бы не сохранились как народ там. Последние 10 лет стало заметно: «а, быз ногъайларымыз, биз энъ великих там татларымыз» или «биз мырзаларданмыз» – это очень больно, мало того, что нас разделяют извне, мы еще сами начинаем разделяться внутри. 

 

Заир Акадыров